sasha_bogdanov Александр Богданов Саша Богданов (sasha_bogdanov) wrote,
sasha_bogdanov Александр Богданов Саша Богданов
sasha_bogdanov

Categories:

Выступление Даниила Гранина в бундестаге видео. Блокада Ленинграда. Всей правды нам не рассказывают



http://www.youtube.com/watch?v=DAD29Qa2pdg

Выступление Даниила Гранина в бундестаге (полная версия)

http://www.youtube.com/watch?v=EYKp57pRVAo

Выступление Даниила Гранина в бундестаге

Опубликовано 28 Янв 2014 г.

Час памяти жертв нацизма в парламенте ФРГ в этом году прошел под знаком 70-летия снятия блокады Ленинграда. Перед депутатами выступил известный российский писатель Даниил Гранин.

Также читайте на сайте DW:
"Даниил Гранин в бундестаге: беспощадная правда о блокаде Ленинграда" —
http://dw.de/p/1Ay3u

Другие видео DW на сайте www.dw.de/russian или на канале DW (на русском) в YouTube.

И через 70 лет нам правды полной не рассказывают. Мы не видим покаяния и осознания очевидных вещей –
Приход к власти Гитлера и его стремительный рост были ложным и лживым общеевропейским проектом ради прямого военного столкновения Гитлера со Сталиным и большевизмом. И в этом участвовали огромные силы в большей части Европы. Никакого покаяния Единой теперь Европы за то, что она выращивала и взрастила Гитлера, Франко, Муссолини на нашу голову до сих пор нет. Все говорят красивые и удобные политически правильные вещи, не трогая основы крупнейшей исторической ошибки Европы, цену за которую заплатили все десятками миллионов жизней, разрушением старинной архитектурной Европы и гибелью миллионов произведений искусства. А Сталин, наоборот, победил, укрепился и перешёл к следующему циклу уничтожения русского и советского народа и угнетению народов стран Восточной Европы, Азии, Китая и т.д.


Замалчивается подлая роль Финляндии и финской армии в 1941-1944 годах - их участие в войне против России на стороне нацистской Германии, большая роль финской армии в блокаде Ленинграда, в организации окупации и грабежа Ленинградской области и Карелии,  участие Финляндии в становлении фашистского режима в Эстонии  1941-1944 годах.  Не любят вспминать о роли финских "добровольцев", финской армии и полиции, и войск СС в создании в Эстонии и в Ленинградской области, и в Карелии бесчеловечных концлагерей, голодных и жестоких условий там и гибели там людей. Ничего не говорится о самом энергичном участии Финляндии в обескровливании Красной Армии, в ежедневных боях угро-финнов против России во время Великой Отечественной войны в 1941 - 1944 годах во время блокады Ленинграда-Санкт-Петербурга - всё это замалчивается сейчас ещё больше, чем на исходе Советской власти в 1980-е годы, и всё это как бы ради дружбы с Финляндией. В результате там, в Финляндии, финским фашистам якобы каяться не в чем, и личный друг и союзник Гитлера военный лидер Финляндии маршал Карл Маннергейм - военный преступник времени Второй мировой войны - уже якобы и не военный преступник.




И на 70 лет со дня полного снятия Ленинградской блокады не прозвучало покаяния за смерти сотен тысяч людей в блокадном Ленинграде из-за системы несправедливого, далеко не равного распределения поступавшей в Ленинград продовольственной помощи и произвола в блокадном городе со стороны людей, для которых жадность была двигателем работы во время блокады.




Сталин посылал в Ленинград большие продовольс твенные фонды, включая британскую и американскую помощь. Как распределяли её во время войны так, что она не до всех доходила? У кого-то был избыток, у кого-то недостаток. Покаяния за это не было и нет. Эта проблема замалчивается и отсюда создаётся ложное впечатление о том, что система распределенрия ресурсов на выживание при коммунизме была безукоризненной и правильной, что большая историческая неправда. А правды мы за 70 лет уже после блокады не услышали и не узнали.




Ленинград – Санкт-Петербург – это город, стоящий на огромной реке Нева и огромном Ладожском озере и Финском заливе, и от них он не был отрезан во время блокады. Как минимум, в реке, заливе и на озёрах всё время войны производили лов рыбы, судака, корюшки, плотвы, леща, снетка, мойвы… И кому-то эта высококачественная белковая пища на стол попадала, но не по карточкам, например. Даже за 70 лет после блокады нам не говорят, кто имел возможность есть сытную рыбную уху из местной рыбы во время блокады, и почему большинство при этом кормили чёрным хлебом напополам с отрубями, например.




Ничего не говорят о том, что у сотен тысяч ленинградцев, эвакуированных на Большую землю или  сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны оказались разграбленными и отнятыми комнаты и квартиры, которые они оставили и в которых они были прописаны. Был выпотрошен системно, по списку адресов коллекционеров, например, антиквариат в домах бывшей столицы Российской империи и всё изъяли и после войны большинству людей эти ценности не вернули, а заново перераспределили между собой в целях лучшего обеспечения музеев и личного обогащения партийной и исполкомовской верхушки, в том числе верхушки МГБ и НКВД в Ленинграде и в Москве. О рейдах по списку по квартирам коллекционеров совместно с представителями милиции и власти с целью забрать их коллекции во время блокады на так называемое "государственное хранение" писала открытым текстом, например, легендарный подвижник спасения памятников культуры директор Павловского дворца-музея Анна Ивановна Зеленова в своём предисловии к путеводителю по музею, изданному книжечкой ещё при Советской власти.



Людей, которые пытались протестовать против захвата их собственности и комнат и квартир гоняли по инстанциям бесполезно для протестовавших, это в лучшем случае, системно обманывали, запугивали и часто потом арестовывали по надуманным предлогам и отправляли в лагеря. Уже из лагерей такие петербуржцы и ленинградцы писали письма жалобы Сталину, Берии – в Москву о беспределе местной партийно-хозяйственной власти в Ленинграде по отношению именно к этим самым блокадникам и фронтовикам.



Например, милиция, НКВД в осаждённом Ленинграде арестовали десятки тысяч людей за неправильные разговоры, по подозрению в том, что они  распространяют капитулянтские настроения, панику и т.д. Могли сразу арестовать за телефон в квартире, за фотоаппарат, за радиоприёмник – всё было запрещено иметь и при нахождении запрещённых предметов у вас, вас тут же арестовывали и вы всё теряли, и вещи, и комнату или квартиру и свободу, а многие – жизнь.



Об этом до сих пор не говорят, хотя такие факты известны и они проступают из текстов архивных отчётов и через экспонаты на новых выставках.




Поэтому Даниил Александрович Гранин – на юбилей блокады – это всё-таки упрощённая реальность, прилизанная, подслащённая в интересах власти, удобная и Путину, и Меркель, и Кремлю, и официальной Германии, и Евросоюзу. Выступление Гранина в бундестаге – это политически правильный тост на юбилей.





А подлинная история, литература и журналистика – это не тамада и не удобная фигура, или фигура речи. Удобная, как удобен Путину бывший секретарь Ленинградского отделения Союза писателей Даниил Александрович Гранин – и уж не секретарь ли он был партийной организации ленинградского отделения Союза писателей в то время, в 1960-е годы, уж не это ли так тщательно сегодня скрывается?, Даниил Гранин был член ВКП(б) – Коммунистической партии Советского Союза с 1942 года - через Гранина потом Ленинградский обком КПСС и проводил свои решения, установки и директивы в литературе, например,во время травли и судебного процесса над поэтом Иосифом Бродским.



Правда до сих пор похоронена.  А нам предлагается ради успокоения и замалчивания только Даниил Александрович Гранин, сценически правильно выстроенный добрый человек, удобный любой власти при любой власти во всех отношениях.



Александр Богданов,
Санкт-Петербург.






Прочтите, например, статью - Михаила Золотоносова «ДРУГОЙ ГРАНИН, ИЛИ СЛУЧАЙ С ЛИБЕРАЛОМ».

Лучше прочитать всю статью целиком –

Михаил Золотоносов «ДРУГОЙ ГРАНИН, ИЛИ СЛУЧАЙ С ЛИБЕРАЛОМ».

http://litrossia.ru/2010/22/05285.html





вот отрывок из этой статьи

Архив : №22. 28.05.2010

ДРУГОЙ ГРАНИН, ИЛИ СЛУЧАЙ С ЛИБЕРАЛОМ

Два тома мемуарной прозы Даниила Александровича Гранина один за другим вышли в 2010 году – сначала «Причуды моей памяти: Книга-размышление» (М.; СПб.: Центрполиграф, 2010), затем «Всё было не совсем так» (М.: ОЛМА Медиа Групп, 2010). В сумме это более 1000 страниц печатного текста.

СРЕД­НИЙ СО­ВЕТ­СКИЙ

Сто­ит эту 1000 стра­ниц про­ана­ли­зи­ро­вать с учё­том, во-пер­вых, то­го, что по­сле смер­ти Д.С. Ли­ха­чё­ва в 1999 г. Гра­нин по­ста­рал­ся за­нять его ме­с­то «му­д­ро­го стар­ца» (прав­да, всту­пил в столь тес­ное со­труд­ни­че­ст­во с вла­с­тя­ми, осо­бен­но по­сле при­хо­да к вла­с­ти В.В. Пу­ти­на, что ока­зал­ся ор­га­ни­че­с­ки не спо­со­бен на пре­ду­с­мо­т­рен­ные этой ро­лью си­с­те­ма­ти­че­с­кие про­те­с­ты – на­при­мер, в свя­зи с унич­то­же­ни­ем па­мят­ни­ков ис­то­рии, ар­хи­тек­ту­ры и куль­ту­ры), во-вто­рых, с учё­том то­го, что Гра­нин ак­тив­но уча­ст­во­вал в лит­про­цес­се с кон­ца 1940-х гг., в ча­ст­но­с­ти, в бур­ных со­бы­ти­ях в ле­нин­град­ской пи­са­тель­ской ор­га­ни­за­ции в пер­вой по­ло­ви­не 1960-х гг. (по­след­ст­вия «де­ла Брод­ско­го»), и про­шёл путь, ко­то­рый в со­вет­ский пе­ри­од был пу­тём кон­фор­ми­с­та, ма­с­ки­ро­вав­ше­го­ся под ав­то­ра про­блем­ной про­зы, ха­рак­тер­ны­ми при­ме­ра­ми ко­то­рой яв­ля­ет­ся схе­ма­тич­ный и глу­бо­ко со­вет­ский ро­ман «Иду на гро­зу» (1962), а поз­же – «Кар­ти­на» (1980). Не слу­чай­но Б.И. Бур­сов на­звал Гра­ни­на «ухуд­шен­ным ва­ри­ан­том Юрия Три­фо­но­ва».

За ис­клю­че­ни­ем ран­не­го «от­те­пель­но­го» рас­ска­за «Соб­ст­вен­ное мне­ние» (1956), вы­да­ю­ще­го­ся для пе­ри­о­да соц­ре­а­лиз­ма, ко­то­рый под­верг­ся рез­кой кри­ти­ке, Гра­нин вы­гля­дит очень сред­ним со­вет­ским (при­чём глу­бо­ко и рас­чёт­ли­во со­вет­ским) пи­са­те­лем, до­стиг­шим вы­сот в ос­нов­ном по ад­ми­ни­с­т­ра­тив­но-офи­ци­оз­ной ли­нии. От­но­си­тель­ным до­сти­же­ни­ем мож­но на­звать по­свя­щён­ную судь­бе Н.В. Ти­мо­фе­е­ва-Ре­сов­ско­го по­весть «Зубр» (1987), под­няв­шую не­о­быч­ный и про­блем­ный ма­те­ри­ал, а сверх ран­не­го рас­ска­за и этой по­ве­с­ти – ни­че­го, пу­с­то.

За­то в кон­це со­вет­ско­го пе­ри­о­да Гра­нин – на­род­ный де­пу­тат СССР, член бю­ро Ле­нин­град­ско­го об­ко­ма КПСС и Ге­рой Со­ци­а­ли­с­ти­че­с­ко­го тру­да (указ от 1 мар­та 1989 г.). И слов­но в на­ка­за­ние 1990-е го­ды от­ме­че­ны дву­мя ли­те­ра­тур­ны­ми про­ва­ла­ми: ро­ма­ном «Бег­ст­во в Рос­сию» (1994) и «Ве­че­ра­ми с Пе­т­ром Ве­ли­ким» (2000), ко­то­рые име­ли ис­кус­ст­вен­ный ус­пех бла­го­да­ря Го­су­дар­ст­вен­ной пре­мии 2002 г. и 300-ле­тию Пе­тер­бур­га. В это вре­мя вла­с­ти уже вне­д­ря­ют Гра­ни­на, как кар­то­фель при Ека­те­ри­не.

Не­смо­т­ря на всё Гра­нин в со­вет­ский пе­ри­од имел ус­той­чи­вую ре­пу­та­цию ли­бе­ра­ла, ко­то­рую за­ра­бо­тал в «от­те­пель­ное» вре­мя, а по­том под­дер­жи­вал в ос­нов­ном не­уча­с­ти­ем. Не при­шёл на со­бра­ние, на ко­то­ром ис­клю­ча­ли Ефи­ма Эт­кин­да, воз­дер­жал­ся, ког­да ис­клю­ча­ли Алек­сан­д­ра Со­лже­ни­цы­на… Не­смо­т­ря на «ми­нус-при­ём», это бы­ли за­мет­ные по­ступ­ки (в кон­тек­с­те об­щей раб­ской по­кор­но­с­ти), тре­бо­вав­шие сме­ло­с­ти, и их мож­но бы­ло ин­тер­пре­ти­ро­вать как ли­бе­ра­лизм. Тем ин­те­рес­нее по­чи­тать по­дроб­но­с­ти «от пер­во­го ли­ца» обо всей этой не­рав­ной иг­ре с со­вет­ским Ле­ви­а­фа­ном, тре­бо­вав­шим от пи­са­те­лей пол­но­го под­чи­не­ния.

Ме­му­ар­ная про­за Гра­ни­на со­сто­ит из кон­крет­ных вос­по­ми­на­ний, но есть и про­сто от­дель­ные мыс­ли, фра­зы. «Всё труд­нее ос­та­вать­ся че­ло­ве­ком…» (Всё бы­ло. С. 259). Дей­ст­ви­тель­но, быть офи­ци­аль­но при­знан­ным со­вет­ским пи­са­те­лем и ос­та­вать­ся че­ло­ве­ком – поч­ти не­воз­мож­но, и Гра­нин это ос­т­ро осо­зна­ёт, но в сво­ей ма­не­ре пря­мо о се­бе не пи­шет, а лишь на­ме­ка­ет. Раз­мы­ш­ле­ния же на эту те­му – мож­но ли ос­тать­ся че­ло­ве­ком вну­т­ри со­вет­ской си­с­те­мы, про­хо­дят крас­ной ни­тью че­рез обе кни­ги. За­ко­но­мер­но воз­ни­ка­ют и рас­суж­де­ния о ме­му­ар­ной про­зе, о её ус­пе­хе: «Всё де­ло в сте­пе­ни от­кро­вен­но­с­ти. Рас­пах­нуть ду­шу, да так, что­бы не пре­уве­ли­чить, ни­че­го не за­мол­чать, пе­ре­дать свой ужас, свою глу­пость, свой стыд, ни­че­го не ута­и­вая…» (Всё бы­ло. С. 261).

НЕ­ВОЗ­МОЖ­НОСТЬ ПРАВ­ДЫ

За­бе­гая впе­рёд, ска­жу, что на­пи­сать о са­мом се­бе, «ни­че­го не ута­и­вая», Гра­ни­ну не уда­лось. Да он и не ста­вил пе­ред со­бой та­кую за­да­чу – для не­го это фан­та­зия при­ме­ни­тель­но к дру­гим. Сам же он изо­б­ра­жа­ет свою жизнь весь­ма фраг­мен­тар­но и до­зи­ро­ван­но. ...

Лю­бо­пыт­но вос­по­ми­на­ние о Кон­стан­ти­не Си­мо­но­ве: он при­ехал в Ле­нин­град на пре­мье­ру пье­сы «Чет­вёр­тый» в БДТ. Год 1961-й. При­гла­сил Гра­ни­на на встре­чу в ре­с­то­ра­не До­ма пи­са­те­лей, ещё был Юрий Гер­ман, ка­кие-то род­ные Си­мо­но­ва… Си­дят, вы­пи­ва­ют. Вдруг вхо­дит ди­рек­тор До­ма и го­во­рит, что при­шла де­ле­га­ция из ЛГУ и про­сит его вы­сту­пить у них. «Во­шли три сту­дент­ки, тре­пе­ща ста­ли про­сить Си­мо­но­ва вы­сту­пить у них. Си­мо­нов за­мо­тал го­ло­вой – ни за что. Они чуть не пла­чут, умо­ля­ют <…> Тог­да Си­мо­нов по­се­рь­ёз­нел, смор­щил­ся и ска­зал бук­валь­но сле­ду­ю­щее – я боль­ше не вы­сту­паю, не хо­чу ни­ка­ких встреч, не хо­чу врать, а го­во­рить прав­ду не мо­гу, не­воз­мож­но. И та­кая го­речь, та­кая то­с­ка зву­ча­ла в его го­ло­се <…>» (Всё бы­ло. С. 415).

Та же те­ма – «не хо­чу врать, а го­во­рить прав­ду не­воз­мож­но» – яв­ля­ет­ся ос­нов­ной и в рас­ска­зе о встре­че с Ко­сы­ги­ным (При­чу­ды. С. 404–428). Это из­ве­ст­ный и очень ин­те­рес­ный де­та­ля­ми текст под на­зва­ни­ем «За­прет­ная гла­ва» (Гра­нин со­би­рал ма­те­ри­а­лы для «Бло­кад­ной кни­ги» и до­бил­ся ау­ди­ен­ции), он пуб­ли­ко­вал­ся и ра­нее, а те­перь за­ко­но­мер­но вклю­чён в кни­гу «При­чу­ды мо­ей па­мя­ти». По­то­му что те­ма не­воз­мож­но­с­ти прав­ды – од­на из важ­ней­ших в обе­их кни­гах. И не про­сто важ­ней­шая, но и бо­лез­нен­ная. И ка­са­ет­ся не толь­ко Ко­сы­ги­на и Си­мо­но­ва, но и са­мо­го Гра­ни­на.

СПИ­СОК ТА­БУ

Что­бы по­нять сво­е­об­ра­зие этих ме­му­а­ров, а че­рез них и лич­ность ме­му­а­ри­с­та, на­до про­ана­ли­зи­ро­вать не толь­ко то, что в кни­гах есть, но и то, че­го в них нет, о чём ав­тор умол­чал. Я тут сле­дую са­мо­му Гра­ни­ну, ко­то­рый пи­шет: «Са­мую важ­ную ин­фор­ма­цию мы по­лу­ча­ем из то­го, что нам не­до­го­ва­ри­ва­ют» (Всё бы­ло. С. 254). 

На­при­мер, в обе­их кни­гах ни ра­зу не упо­мя­ну­та Ве­ра Ка­зи­ми­ров­на Кет­лин­ская, сы­г­рав­шая осо­бую роль при при­ёме Гра­ни­на в Со­юз пи­са­те­лей, не упо­мя­нут ни ра­зу Ио­сиф Брод­ский, хо­тя на эту те­му Гра­нин мог бы со­об­щить мно­го ин­те­рес­но­го. Хо­тя бы о том, как в 1960 г., по­сле то­го, как Брод­ский на «тур­ни­ре по­этов» (ДК им. Горь­ко­го, 14 фе­в­ра­ля 1960 г.) про­чи­тал сти­хо­тво­ре­ние «Ев­рей­ское клад­би­ще око­ло Ле­нин­гра­да» (1958), воз­ник скан­дал, Брод­ский был об­ви­нён в на­ци­о­на­лиз­ме (и на два го­да ему за­пре­ти­ли пуб­лич­ные вы­ступ­ле­ния), а Гра­нин (член КПСС с 1942 г.) как пред­се­да­тель ко­мис­сии по ра­бо­те с мо­ло­ды­ми ав­то­ра­ми по­лу­чил пар­тий­ный вы­го­вор. Ду­маю, что имен­но по­сле это­го Брод­ский уже вы­зы­вал у Гра­ни­на стой­кую не­при­язнь, что по­том и про­яви­лось в 1964 г.

Ни ра­зу не упо­мя­ну­то, на­при­мер, ис­то­ри­че­с­кое пи­са­тель­ское со­бра­ние 14–15 ян­ва­ря 1965 г., по­сле ко­то­ро­го Гра­нин, один из се­к­ре­та­рей прав­ле­ния, стал вто­рым, а Ду­дин – пер­вым. Ни­где не ска­за­но, что с 15 де­ка­б­ря 1967 г. Гра­нин уже пер­вый се­к­ре­тарь, ру­ко­во­ди­тель Ле­нин­град­ско­го от­де­ле­ния СП РСФСР (в 1971 г., при Г.Ро­ма­но­ве, его сме­нил О.Ше­с­тин­ский).

Соб­ст­вен­но го­во­ря, на­зва­ние вто­рой кни­ги – «Всё бы­ло не сов­сем так» – на­ме­ка­ет на эту не­пол­но­ту, на­мё­ки на скры­тое от чи­та­те­ля рас­сы­па­ны по двум книгам,



Гра­нин по пи­са­тель­ской без­за­бот­но­с­ти, все­гда без­раз­лич­ной к нуж­дам ис­то­ри­ков ли­те­ра­ту­ры, не да­ти­ро­вал «за­го­вор», но, ско­рее все­го, он от­но­сит­ся к ле­ту 1964 г. «За­го­во­ру» пред­ше­ст­во­ва­ли важ­ные со­бы­тия, преж­де все­го, суд над Брод­ским 13 мар­та 1964 г. Но ещё до су­да, по­сле пуб­ли­ка­ции фе­ль­е­то­на «Око­ло­ли­те­ра­тур­ный тру­тень», се­к­ре­та­ри­ат прав­ле­ния про­вёл за­се­да­ние, на ко­то­ром осу­дил Брод­ско­го. Сре­ди еди­но­глас­но осу­див­ших был и Гра­нин.

«Про­то­кол № 21 за­се­да­ния Се­к­ре­та­ри­а­та Лен. Отд. Со­ю­за пи­са­те­лей РСФСР сов­мест<н>о c чле­нам<и> Парт­бю­ро ЛО СП от 17 де­ка­б­ря 1963 г.

При­сут­ст­во­ва­ли: тт. Про­ко­фь­ев, Бра­ун, Че­пу­ров, Гра­нин, Ше­с­тин­ский, Ход­за, Сер­ге­ев, Фе­до­рен­ко, Бей­лин, Аб­рам­кин, Ка­пи­ца, Дми­т­рев­ский, Аза­ров, Но­ви­ков, Во­е­во­дин, Мил­лер, Поз­де­лин­ский (пра­виль­но: Под­зе­лин­ский. – М.З.), Шей­кин, Ку­куш­кин. Ко­ман­дир опе­рат. от­ря­да дру­жи­ны Ги­про­шахт т. Лер­нер. Пред­се­да­тель А.Про­ко­фь­ев.

<…> Слу­ша­ли: Пись­мо Про­ку­ро­ра Дзер­жин­ско­го рай­о­на. т. Лер­нер: За­чи­ты­ва­ет пись­мо Про­ку­ро­ра Дзер­жин­ско­го рай­о­на о И.Брод­ском с тре­бо­ва­ни­ем пре­дать его Об­ще­ст­вен­но­му су­ду.

т. Лер­нер да­ёт ха­рак­те­ри­с­ти­ку И.Брод­ско­го, ил­лю­с­т­ри­руя её вы­держ­ка­ми из его днев­ни­ка и пи­сем, ад­ре­со­ван­ных ему, а так­же ре­дак­ции га­зе­ты «Ве­чер­ний Ле­нин­град» по по­во­ду на­пе­ча­тан­ной ста­тьи «Око­ло­ли­те­ра­тур­ный тру­тень».

Ио­сиф БРОД­СКИЙ

Вы­сту­пи­ли: тт. Про­ко­фь­ев, Бра­ун, Ка­пи­ца, Дми­т­рев­ский, Че­пу­ров, Ку­куш­кин, Аза­ров, Аб­рам­кин, Бры­кин, Фе­до­рен­ко, Гра­нин, Шей­кин, Но­ви­ков, Под­зе­лин­ский, Ход­за, Ше­с­тин­ский и еди­но­глас­но ре­ши­ли:

<1>. В ка­те­го­ри­че­с­кой фор­ме со­гла­сить­ся с мне­ни­ем про­ку­ро­ра о пре­да­нии об­ще­ст­вен­но­му су­ду И.Брод­ско­го. Имея в ви­ду ан­ти­со­вет­ские вы­ска­зы­ва­ния Брод­ско­го и не­ко­то­рых его еди­но­мыс­лен­ни­ков (так! – М.З.), про­сить Про­ку­ро­ра воз­бу­дить про­тив Брод­ско­го и его «дру­зей» уго­лов­ное де­ло.

2. Про­сить Гор­ком ВЛКСМ вме­с­те с Лен. От­де­ле­ни­ем Со­ю­за пи­са­те­лей оз­на­ко­мить­ся с де­я­тель­но­с­тью ка­фе по­этов.

3. Счи­тать со­вер­шен­но свое­вре­мен­ным и пра­виль­ным вы­ступ­ле­ние «Ве­чер­не­го Ле­нин­гра­да» со ста­ть­ёй «Око­ло­ли­те­ра­тур­ный тру­тень».

4. По­ру­чить вы­сту­пить на об­ще­ст­вен­ном су­де тт.: Н.Л. Бра­у­на, В.В. То­ро­пы­ги­на, А.П. Эль­я­ше­ви­ча и О.Н. Ше­с­тин­ско­го»

(ЦГА­ЛИ СПб. Ф. 371. Оп. 1. Д. 464. Л. 232 – 233).

«ЧТО ПО­ПИ­ШЕШЬ? МО­ЛО­ДЁЖЬ…»

От про­чих се­к­ре­та­рей ни­че­го хо­ро­ше­го и не жда­ли, но по­сту­пок Гра­ни­на (а за­од­но и Ве­ры Па­но­вой) уди­вил не­мно­го­чис­лен­ную «про­грес­сив­ную об­ще­ст­вен­ность», от не­го жда­ли сов­сем дру­го­го, по­сле рез­кой кри­ти­ки «от­те­пель­но­го» рас­ска­за «Соб­ст­вен­ное мне­ние», опуб­ли­ко­ван­но­го в «Но­вом ми­ре», и ро­ма­на «Иду на гро­зу», где он «чу­точ­ку ляг­нул» Тро­фи­ма Де­ни­со­ви­ча Лы­сен­ко, вы­ве­дя его в об­ра­зе учё­но­го Де­ни­со­ва, Гра­нин был ли­бе­ра­лом.

А в свя­зи с де­лом Брод­ско­го сра­зу ока­зал­ся в од­ном ла­ге­ре с «Про­ко­пом» и да­же не рас­ка­и­вал­ся в этом, ни­че­го не объ­яс­нял. Ан­на Ах­ма­то­ва в свя­зи с этим из­рек­ла 7 ян­ва­ря 1964 г. ис­то­ри­че­с­кую фра­зу: «А о Гра­ни­не боль­ше не бу­дут го­во­рить: «это тот, кто на­пи­сал та­кие-то кни­ги», а – «это тот, кто по­гу­бил Брод­ско­го». Толь­ко так» (Чу­ков­ская Л.К. За­пи­с­ки об Ан­не Ах­ма­то­вой. 1963–1966. М., 1997. Т. 3. С. 139). С удив­ле­ни­ем о по­зи­ции Гра­ни­на го­во­ри­ла и пи­са­ла Ли­дия Чу­ков­ская, в сво­ём днев­ни­ке и пись­мах Алек­сандр Яшин

...

Я уже упо­ми­нал про вы­го­вор, ко­то­рый Гра­нин по­лу­чил из-за чте­ния Брод­ским сти­хо­тво­ре­ния на за­прет­ную при со­ци­а­лиз­ме «ев­рей­скую те­му». Во­прос сто­ял, ко­неч­но, ши­ре. При­чи­ны не­люб­ви к Брод­ско­му и со сто­ро­ны Гра­ни­на, и со сто­ро­ны про­чих се­к­ре­та­рей бы­ли свя­за­ны с те­ми не­о­жи­дан­ны­ми хло­по­та­ми, ко­то­рые вдруг ста­ла до­став­лять так на­зы­ва­е­мая око­ло­ли­те­ра­тур­ная мо­ло­дёжь. 1960-е го­ды ха­рак­те­ри­зу­ют­ся осо­бо ак­тив­ным про­ти­во­сто­я­ни­ем двух по­ко­ле­ний: мо­ло­дё­жи (1930-х – 1940-х го­дов рож­де­ния), раз­бу­жен­ной «от­те­пе­лью» [как вы­ра­зил­ся Гра­нин 26 мар­та 1964 г., «у нас та­ких, как Брод­ский, во­круг Со­ю­за, к со­жа­ле­нию, мно­го <…>» (ЦГА­ЛИ СПб. Ф. 371. Оп. 1. Д. 477. Л. 139)], и «ста­ри­ков», со­став­ляв­ших мас­сив офи­ци­о­за с со­ста­вом, сфор­ми­ро­ван­ным ещё в ста­лин­ский пе­ри­од.

Гра­нин в од­ной ком­па­нии со «ста­ри­ка­ми», и долж­ность пред­се­да­те­ля ко­мис­сии по ра­бо­те с мо­ло­ды­ми пи­са­те­ля­ми он по­ни­ма­ет как долж­ность над­зи­ра­те­ля, по­сколь­ку это­го тре­бу­ет род­ная пар­тия и род­ной КГБ. Во­об­ще в про­ти­во­сто­я­нии двух ли­те­ра­тур­ных по­ко­ле­ний Со­юз пи­са­те­лей по тре­бо­ва­нию об­ко­ма КПСС и КГБ дол­жен был вы­пол­нять функ­цию над­смотр­щи­ка за все­ми пи­шу­щи­ми (в том чис­ле ещё не­пуб­ли­ку­ю­щи­ми­ся или пуб­ли­ку­ю­щи­ми­ся за гра­ни­цей), иг­рать роль за­гра­ди­тель­но­го от­ря­да (Н.С. Хру­щёв упо­до­бил осо­бо пре­дан­ных пи­са­те­лей «ав­то­мат­чи­кам пар­тии», а Про­ко­фь­ев лю­бил на­зы­вать се­бя «сол­да­том пар­тии»), не про­пу­с­ка­ю­ще­го в ли­те­ра­ту­ру «са­мо­зван­цев», и тем са­мым бло­ки­ро­вать са­мо­раз­ви­тие ли­те­ра­ту­ры.

По­это­му од­ним из фе­но­ме­нов, свя­зан­ных с фи­гу­рой Брод­ско­го, ко­то­рый осо­бен­но ис­пу­гал как вла­с­ти, так и офи­ци­оз­ных пи­са­те­лей, бы­ла по­пу­ляр­ность без санк­ции офи­ци­аль­ных ин­стан­ций, без член­ст­ва в Со­ю­зе пи­са­те­лей, без пуб­ли­ка­ций в га­зе­тах и жур­на­лах, без опуб­ли­ко­ван­ных книг, а толь­ко по­сред­ст­вом вы­ступ­ле­ний на по­эти­че­с­ких ве­че­рах. В этой свя­зи мо­гу со­слать­ся на реп­ли­ку Я.Гор­ди­на, до­бав­лен­ную к ста­тье Б.Вай­ля: «Бо­рис Вайль не пред­став­ля­ет се­бе сте­пень по­пу­ляр­но­с­ти Брод­ско­го в мо­ло­дёж­ной сре­де в са­мом на­ча­ле 1960-х го­дов, его ак­тив­ность, его ча­с­тые вы­ступ­ле­ния в раз­ных ау­ди­то­ри­ях, пре­иму­ще­ст­вен­но сту­ден­че­с­ких» (Звез­да. 2010. № 1). «Ста­ри­кам», жив­шим спо­кой­ной жиз­нью «ав­то­мат­чи­ков пар­тии», из-за бес­по­кой­ной мо­ло­дё­жи нуж­но бы­ло пре­ры­вать спяч­ку и рез­ко осуж­дать тех, кто от­кло­ня­ет­ся от ге­не­раль­ной ли­нии соц­ре­а­лиз­ма – как иде­о­ло­ги­че­с­ки, по­ли­ти­че­с­ки, так и эс­те­ти­че­с­ки. При этом ста­ри­ки де­мон­ст­ра­тив­но иг­но­ри­ро­ва­ли та­кой фе­но­мен, как са­миз­дат, уже по­шед­ший в рост, и по­пу­ляр­ность по­ми­мо пуб­ли­ка­ций. Кста­ти, что­бы не чи­тать и не знать твор­че­ст­ва мо­ло­дё­жи, ко­то­рую на­до бы­ло осуж­дать, все при­спо­со­би­лись го­во­рить, что, де­с­кать, не чи­тал и чи­тать не бу­ду, но осуж­даю. По­сле «де­ла Па­с­тер­на­ка» та­кая ло­ги­ка бы­ла рас­про­ст­ра­нён­ной.

По­это­му с те­зи­сом о по­пу­ляр­но­с­ти Брод­ско­го спо­ри­ли, но спо­ри­ли до­к­т­ри­наль­но: не член Со­ю­за не мо­жет быть по­пу­ляр­ным по оп­ре­де­ле­нию, ина­че за­чем тог­да Со­юз и ка­ко­ва во­об­ще цен­ность член­ст­ва и вы­те­ка­ю­ще­го из не­го пра­ва на пуб­ли­ка­ции? По этой при­чи­не во­про­су о по­пу­ляр­но­с­ти Брод­ско­го бы­ло уде­ле­но осо­бое вни­ма­ние. Про­ко­фь­ев, 20 мар­та: «Дар ска­зал, что Брод­ский по­пу­ля­рен сре­ди мо­ло­дё­жи. А я хо­чу спро­сить его и вас, чем он по­пу­ля­рен, что он та­кое на­пи­сал и на­пе­ча­тал, «Бук­си­ром» он, что ли, по­пу­ля­рен – из «Ко­ст­ра» (ЦГА­ЛИ СПб. Ф. 371. Оп. 1. Д. 477. Л. 124 об.). Опять Про­ко­фь­ев: «Я хо­чу ска­зать ещё в за­клю­че­ние о вто­ром вы­ступ­ле­нии Гра­ни­на. Ска­жи­те, Да­ни­ил Алек­сан­д­ро­вич, ка­кие сти­хи Брод­ско­го по­пу­ляр­ны и та­лант­ли­вы – где они? Не тот ли «Бук­сир», ко­то­рый был на­пе­ча­тан в «Ко­ст­ре»? Ну как он мо­жет быть по­пу­ляр­ным, ког­да у не­го ни­че­го не на­пе­ча­та­но» (Там же. Л. 146 об.).

Упо­мя­ну­ты Да­вид Яков­ле­вич Дар и пер­вая пуб­ли­ка­ция Брод­ско­го – «Бал­ла­да о ма­лень­ком бук­си­ре» (Ко­с­тёр. 1962. № 11).

Мо­жет быть, впос­лед­ст­вии в па­мять об от­но­ше­нии «ста­ри­ков» к ли­те­ра­тур­ной мо­ло­дё­жи Брод­ский на­пи­сал в сти­хо­тво­ре­нии «Пред­став­ле­ние» (1986), вхо­дя­щем в его луч­шую де­сят­ку: «Что по­пи­шешь? Мо­ло­дёжь. / Не за­ду­шишь, не убь­ёшь». И тут же ещё две стро­ки-ци­та­ты – слов­но вы­ска­зы­ва­ния чле­нов се­к­ре­та­ри­а­та прав­ле­ния ЛО СП РСФСР на за­се­да­ни­ях 20 и 26 мар­та 1964 г.: «Харк­нул в суп, чтоб скрыть до­са­ду. / «Я с ним ря­дом срать не ся­ду». Это они о нём.

«ОС­ТО­РОЖ­НЫЙ ПО­ЛУ­ЛЕ­ГАЛ»

А по­том со­сто­ял­ся суд над Брод­ским. Гра­нин на су­де не был, сле­дуя сво­ей все­гдаш­ней ма­не­ре, он во­об­ще ис­чез из Ле­нин­гра­да, при­чём на не­сколь­ко дней, так что про­пу­с­тил и пре­мье­ру спек­так­ля в те­а­т­ре им. Ко­мис­сар­жев­ской «Иду на гро­зу», ко­то­рая во­лею судь­бы со­сто­я­лась на сле­ду­ю­щий день по­сле су­да, 14 мар­та 1964 г. Как пи­са­ла по­том Ра­и­са Берг, ге­не­тик и пра­во­за­щит­ни­ца, «Гра­нин от­сут­ст­во­вал не толь­ко на су­де, где чернь су­ди­ла по­эта, но и в те­а­т­ре, где в эти дни шла пре­мье­ра его соб­ст­вен­ной пье­сы <…> Он про­сто смыл­ся за пре­де­лы Ле­нин­гра­да. То, что я ду­ма­ла о его пре­да­тель­ст­ве, я смог­ла вы­ска­зать по те­ле­фо­ну на дру­гой день по­сле су­да толь­ко его же­не с прось­бой пе­ре­дать ему. Эту по­зи­цию по­лу­ле­га­ла, а по су­ще­ст­ву пря­мо­го по­соб­ни­ка зла, Гра­нин со­хра­нил и по сей день» (Берг Р.Л. Ос­то­рож­ный по­лу­ле­гал Да­ни­ил Гра­нин // Но­вое рус­ское сло­во (Нью-Йорк). 1988. 5 фе­в­ра­ля).

Но веч­но пря­тать­ся не­воз­мож­но, и, вер­нув­шись в Ле­нин­град, Гра­нин тут же оку­нул­ся в ки­пя­щий ко­тёл. По­то­му что су­дом де­ло не ог­ра­ни­чи­лось, на­ча­лись но­вые ис­то­рии. Во-пер­вых, Дзер­жин­ский рай­он­ный на­род­ный суд от­пра­вил в Со­юз пи­са­те­лей ча­ст­ное оп­ре­де­ле­ние, по­тре­бо­вав об­су­дить (а по су­ти – осу­дить) сви­де­те­лей Ад­мо­ни, Гру­ди­ни­ну и Эт­кин­да, за­щи­щав­ших Брод­ско­го. И бы­ли со­бра­ны спе­ци­аль­ные со­бра­ния прав­ле­ния и се­к­ре­та­ри­а­та, все­го три (Гра­нин был толь­ко на од­ном, ос­таль­ные де­мон­ст­ра­тив­но про­пу­с­тил).

Во-вто­рых, на всех этих тол­ко­ви­щах об­суж­да­лась ис­то­рия со справ­кой о Брод­ском, его лич­но­с­ти и твор­че­ст­ве, ко­то­рую под­го­то­вил и на су­де ог­ла­сил Ев­ге­ний Во­е­во­дин, се­к­ре­тарь ко­мис­сии по ра­бо­те с мо­ло­ды­ми пи­са­те­ля­ми. Той ко­мис­сии, пред­се­да­те­лем ко­то­рой был Гра­нин. Ре­пу­та­ция у Во­е­во­ди­на бы­ла жут­кая, он был ал­ко­го­ли­ком, был из­ве­с­тен как сту­кач, по­это­му Гра­ни­на об­ви­ня­ли осо­бен­но рья­но за то, что вме­с­то не­го, Гра­ни­на, на су­де ока­зал­ся Во­е­во­дин,

Лучше прочитать всю статью целиком –

Михаил Золотоносов «ДРУГОЙ ГРАНИН, ИЛИ СЛУЧАЙ С ЛИБЕРАЛОМ».

http://litrossia.ru/2010/22/05285.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments