September 6th, 2014

НАТО создаёт не "силы быстрого развёртывания", а силы превентивного захвата «вежливыми людьми"



НАТО создаёт не «силы быстрого развёртывания», «силы быстрого реагирования», а силы «превентивной войны», «превентивного удара», силы превентивного захвата территории «вежливыми людьми» в интересах НАТО.

Русофобия, способы и поводы нападения на Россию. Июль 1915, Меморандум германских профессоров и НАТО



Русофобия, способы и поводы нападения на Россию.

Июль 1915 года, Меморандум германских профессоров и НАТО.


Подборка малоизвестных фактов и цитат, составил Александр Богданов.


pod_maskoi_mira_soviet_and_russian_political satire poster_1200x800

http://www.triveka-auction.com/upload/images/products/580/1022/1200x800.jpg



«…История агрессивной
политики и стратегии германского милитаризма неразрывно связана с его стремлением проникнуть на Восток. "Дранг нах Остен" - в этих коротких словах заключено основное внешнеполитическое и стратегическое кредо германских милитаристов от недоброй памяти псов-рыцарей до современных боннских реваншистов. Что же так влекло их на Восток? К чему всегда были прикованы взоры германских завоевателей? Главной целью их захватнической политики в течение многих веков были бескрайние просторы русских, белорусских и украинских земель, порабощение славянских народов, захват их богатств. В этом они видели путь к завоеванию мирового господства.





Вся история германского милитаризма проходит по кровавой дороге насилия, грабежа и разбоя. Разрушенными городами, сожженными селами, уничтоженными центрами культуры и цивилизации, массовым истреблением народов отмечен путь германских агрессоров на Восток. Их экономические эмиссары ринулись в страны Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Юго-Восточной Азии, в Африку.





Немецкая агентура проникала глубоко в экономику, в государственный аппарат, в армии этих стран. Вслед за эмиссарами и политической разведкой тянулись работники германского генерального штаба. А затем на стратегических картах прокладывались стрелы - направления будущих завоевательных походов. Одна из таких стрел своим острием была направлена на юго-восток, через Украину и Крым, через Кавказ в далекую Индию.


В меморандуме германских профессоров от 8 июля 1915 года среди прочих требований было выдвинуто требование захвата Украины и Кавказа, балканских стран, всего Ближнего Востока вплоть до Персидского залива, а также Индии, значительной части Африки, и прежде всего Египта, чтобы "нанести удар по жизненно важному нерву Англии"{8}.



Эта программа наглядно отражала агрессивные устремления германского империализма в восточные пространства. Меморандум подписали многочисленные преподаватели и профессора, учителя, судьи и адвокаты, депутаты рейхстага, генералы, промышленники, торговцы, банкиры, помещики. Участие в подписании большого числа представителей интеллигенции свидетельствовало о том агрессивном угаре, который охватил германские слои населения накануне и в ходе первой мировой войны. "Скромные" цели продвижения германского империализма на Восток изложил военный идеолог германского империализма генерал Людендорф, бывший оберквартирмейстер штаба 2-й армии: "Я не мечтал о территориальных приобретениях ни на Украине, ни на Кавказе и намеревался лишь получить оттуда то сырье, которое нам было столь необходимо для жизни вообще и продолжения ведения войны. ...Я также думал, по мере возможности, использовать людскую силу этих областей, отчасти формированием войск, а отчасти, что обещало много больше, посредством вербовки рабочей силы для родины на смену тех немцев, которых можно было призвать в войска"{9}. Так откровенно один из руководителей и идейных вдохновителей германского милитаризма указывал на ту роль, которая отводилась захвату Украины и Кавказа в германских стратегических планах периода первой мировой войны.

Эти факты, цитата встречается в книгах -

Маршал А.А.Гречко, министр обороны Советского Союза

«Битва за Кавказ» и

«Годы войны. 1941-1943, часть вторая «Кавказ в огне» стр.154 -155, Воениздат МО СССР, Москва 1976.


{8}Германский империализм и вторая мировая война. Материалы научной конференции комиссии историков СССР и ГДР в Берлине (14-19 декабря 1959 г.). Пер. с нем. М., Изд-во иностранной литературы, 1961, cтр. 82



{9}Э. Людендорф. Мои воспоминания о войне 1914-1918 гг. Т. П. Пер. с нем. М., Госиздат, 1924, стр. 220-221



http://modernlib.ru/books/grechko_a/bitva_za_kavkaz/read_31/

Своим главным острием фашистская идеология была направлена на уничтожение славянских государств и захват Восточной Европы для расселения 100 миллионов представителей германского рейха.



Впервые эти цели были выражены в "Меморандуме германских профессоров" 1915 года. Немецкие ученые призывали свое правительство к захвату Северо-Восточной Франции, Бельгии, Голландии, Польши, Балкан, прибалтийских государств, Украины, Кавказа, Ближнего Востока, Индии, большей части Африки, Центральной и Южной Америки.




Геноцид славян гитлеровская Германия осуществляла на основе Генерального плана "Ост". В отношении к русским он цинично краток: "Речь идет не только о разгроме государства с центром в Москве. Дело заключается, скорей всего, в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их".

И потому основные битвы Первой и Второй мировых войн развернулись ни славянских землях и шли на спинах славянских народов.



Из 50 млн. жертв Второй мировой войны 35,3 млн. человек - совместные потери славянских стран. 8 из 10 погибших немецких солдат нашли свою смерть на Восточном фронте.



Те, кто с оружием в руках спас цивилизацию от фашизма, свято верили, что никогда больше славяне не будут служить чужим интересам. Но спустя полвека Варшавский Договор, другие организации, стоявшие на страже безопасности славянского мира, были распущены, государственные союзы разрушены, и началось активное наступление на соглашения Ялтинский конференции, определившие послевоенной мироустройство, подтвержденные Хельсинкскими соглашениями.


http://www.rv.ru/content.php3?id=5769

Секретно.

Из протокольного совещания Гитлера с руководством рейха .

16 июля 1941 года.



“Во вступительном слове фюрер подчеркнул, что он хочет установить несколько основных положений. В настоящее время необходим ряд мероприятий. Об этом свидетельствует высказывание одной бесстыдной газетенки из Виши (места где находилось правительство Франции, подписавшее договор с Германией о мире, дружбе и капитуляции — прим. автора) о том, что война против СССР является войной Европы. Таким образом, война якобы должна вестись в интересах всей Европы …. чтобы пользу из этой войны извлекли не только немцы. ….



Теперь является важным, чтобы мы не раскрывали своих целеустановок перед всем миром …. Главное, чтобы мы знали сами, чего хотим… Но нам самими при этом должно быть совершенно ясно, что мы из этих областей никогда уже не уйдем….



Самое основное:



Создание военной державы западнее Урала никогда не должно снова стать на повестку дня, хотя бы нам для этого пришлось воевать сто лет. Все последователи фюрера должны знать: империя лишь тогда будет в безопасности, если западнее Урала не будет существовать чужого войска… Железным законом должнло быть: “Никогда не должно быть позволено, чтобы оружие носил кто-либо иной, кроме немцев”…. Гигантское пространство, естественно, должно быть как можно скорее замирено. Лучше всего этого можно достигнуть путем расстрела каждого, кто бросит хотя бы косой взгляд”.

Фюрер был откровенен. Красная армия казалась разбитой, а круг слушателей состоял из своих, проверенных соратников, с которыми можно было особо не темнить.



Стоит заметить, что Адольф действовал с железной последовательностью, проводя иконную политику “Натиска на Восток”.


Не Гитлер и не Гиммлер первыми начали задумываться о “дранг нах остен”. Достаточно вспомнить, что вся Восточная Германия расположена на землях, отбитых у славян, что сама цитадель и ядро пангерманизма — Пруссия — это земли истребленного славянского племени пруссов.



Неуклонно, шаг за шагом шли встречь солнцу колонны рыцарей и ландскнехтов, шли до тех пор, пока не были остановлены двигавшимися им навстречу русскими полками и дружинами.


Идеолог времен императора Вильгельма Пауль Рорбах сравнивал Россию с апельсином и мечтал о “расчленениии русского колосса на свои естественные, исторические и этнографические составные части”. К ним он относил Финляндию, Прибалтику, Польшу, Бессарабию (Молдавию), Украину, Кавказ, Туркестан (Cреднею Азию), “Московию” и Сибирь… Он считал, что это можно проделать сравнительно безболезненно и “именно так будет легко покончить с огромным русским государством”.


Немецкий историк Ренхард Опитц в книге “Европейская стратегия немецкого капитализма” пытался сопоставить “европейские планы” берлинских руководителей на протяжении 1900-1945 гг. Эта работа стала важнейшим документальным материалом для выяснения подспудных причин обеих мировых войн, а также явилась еще одним доказательством того, что при всем различае режимов Гитлера и Вильгельма стратегические цели их были общими — завоевание жизненного пространства для германской нации.


Например, Пангерманский союз, объединявший многие немецкие шовинистические организации выдвинул в 1915 году программу сверханнексий. Его президиум постановил в числе “военных целей” Германии захват Польши, Литвы, Белоруссии, Прибалтики и Украины для поселения немецких крестьян. Обязательным условием аннексий является очищение их от людей, т.к. Германии нужны свободные территории.



20 июля 1915 года в Берлине был принят “ меморандум профессоров ”, подписанный 1347 участниками съезда в Доме искусств. Он научно обосновал грабительские требования.


Одним из тех, кто после Версальского мира занимался разработкой планов относительно будущего России и ее цементирующего ядра — русских, был виднейший идеолог нацизма, выходец из прибалтийских немцев Альфред Розенберг.


Именно он, знавший русский, как родной возглавил с июля 1941 года Имперское министерство по делам оккупированных восточных областей. Кроме этого, задолго до войны, при его активнейшем участии был создан “Исследовательский институт континентально-европейской политики”.


Вопросом о будущем России кроме этих учреждений занималось еще и СС. Его глава Гиммлер в 1940 году разработал программу уничтожения славянства, предлагавшую “рассово пригодную” часть германизировать, остальных же либо уничтожить, либо превратить в рабов, умеющих считать до 50, писать свое имя и подчиняться немцам.


Из речи Гиммлера перед высшими чинами СС и полиции в полевой ставке “Хегевальд” под Житомиром 16 сентября 1942 года.


________________________

“Вы должны смотреть на местное население только глазами, которыми должен смотреть кадровый эсесовец с идеями СС в крови… Было бы очень хорошо, если бы все понимали, что означает факт, что мы, 83 миллиона немцев, наши союзники, и вместе с нами работающая на нас Европа (выделено автором) должны справиться с 200-ми миллионами русских… Из этого должны вытекать такие следствия: мы сейчас завоевываем передовые позиции в Азии. Мы должны собрать все, что попадется во всем мире из германской крови. Отсюда первый принцип, который вы должны зарубить себе на носу: если вы где-нибудь встретите на Востоке человека с хорошей кровью, то его нужно либо привлечь к нам, либо уничтожить. …



Надо учиться у англичан не на теории, а на практике; учиться тому, как они обращались с индусами. Мы должны вообще научиться тому, чтобы один человек германского происхождения был в состоянии без всякой помощи владычествовать над областью со 100 тысячами людей… Пусть они строят свой собственный рай, но господствовать должен немец. Правда, об этом мы должны говорить возможно реже. …




В течении 20 лет мы должны колонизировать нынешние восточные германские провинции, начиная с Восточной Пруссии до Верхней Силезии, а так же все генерал-губернаторство (Так называли Польшу — прим. автора) . Мы должны германизировать и заселить Белоруссию, Эстонию, Латвию, Литву, Ингермландию (Ленинградская и отчасти Псковская область — прим. автора) и Крым. В остальных районах мы должны действовать так; вдоль маршрутов, имеющих военное значение, вдоль наших шоссе, железных дорог и сети аэродромов построить небольшие города по 15-20 тыс. жителей. Каждый город должен иметь гарнизон. Вокруг него в радиусе 10 километров будут созданы немецкие деревни. Это ожерелье поселений мы продвинем вплоть до дона и до Волги и, надеюсь, даже до Урала… Мы, как эсесовцы… должны добиться того, чтобы был создан Германский Восток, простирающийся до Урала. Это будет оранжерея германской крови. Тогда, через 400-500 лет в случае возможного конфликта континентов в нашем распоряжении будет не 120 миллионов, а 500-600 миллионов германцев.”

http://www.klaipeda1945.org/istoriya/bespamyatstvo-arhiopasno/


Первая попытка массового публичного выступления советских фашистов в апреле 1982 году была разогнана спартаковскими фанатами при молчаливом сочувствии и участии милиции.


http://www.klaipeda1945.org/istoriya/bespamyatstvo-arhiopasno/



Западную границу России планировалось отодвинуть до Санкт-Петербурга и Днепра, а захваченную территорию, после изгнания оттуда по возможности всего населения (Класс полагал, что ее придется "очистить" приблизительно от семи миллионов человек), заселить немцами. Важными вехами в определении военных целей Германии стали меморандумы союзов промышленников, аграриев и среднего сословия от 10 марта и 20 мая 1915 г., "меморандум профессоров" от 15 июля того же года, а также более поздние заявления промышленников и банкиров. Все они проявляли огромный интерес к овладению экономическими ресурсами России, особенно Украины и Кавказа (марганцевая руда, железо, нефть). Именно в "меморандуме профессоров", подготовленном по инициативе Пангерманского союза 1347 интеллектуалами при активном участии Э. Кирдорфа, А. Гугенберга, К. Дуйсберга, Г.Штреземана в сжатом виде были изложены все те "национальные аргументы" ("германский дух", "поток варварства с востока" и т.п.), которые позже были характерны для нацистских писаний, особенно для гиммлеровского "Генерального плана Восток".

http://www.autoclub.kharkov.ua/forum/viewtopic.php?f=9&t=42121





Ярослав Бутаков
24.05.2010 | 13:14
Специально для Столетия

За что воевали в Первой мировой?

У гитлеровского плана «Ост» были свои предтечи

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/za_chto_vojevali_v_pervoj_mirovoj_2010-05-24.htm


95 лет назад, в майские дни 1915 года, Русская армия, истекая кровью и изнемогая от нехватки боеприпасов, героически отражала атаки врага на полях Галиции. Сосредоточив более половины своих вооружённых сил против России, австро-германский блок таранил нашу оборону, стремясь не просто вывести Россию из войны. У двух срединно-европейских империй были свои далеко идущие планы на русскую территорию.

В разгар наступления в Галиции 28 мая 1915 года германский канцлер Бетман-Гольвег выступил в рейхстаге с разъяснением стратегических целей Второго рейха в войне. «Опираясь на нашу чистую совесть, на наше правое дело и на наш победоносный меч, – вещал премьер государства, не раз и не два поправшего международное право в ходе той войны, – мы должны оставаться твёрдыми до тех пор, пока мы не создадим все мыслимые гарантии нашей безопасности, чтобы никто из наших врагов – ни в отдельности, ни совместно – не осмелился начать опять вооружённый поход». В переводе на обычный язык это означало: война должна идти до установления полной и безраздельной гегемонии Велико-германского рейха в Европе, чтобы больше ни одно государство не могло противостоять любым его притязаниям.




Применительно к России это естественным образом могло означать одно. Поскольку большая территория составляет основу российского могущества, Российская империя должна быть расчленена. Однако не только это. В планы германского правящего класса уже тогда входила колонизация «жизненного пространства» на Востоке.


У гитлеровского плана «Ост» Второй мировой войны имелись вполне «респектабельные» предшественники в кайзеровской Германии. Там эти идеи вынашивались многими десятилетиями.



В 1891 году возникло объединение немецких интеллектуалов, военных, землевладельцев и промышленников под именем Пангерманского союза. До Первой мировой войны включительно Пангерманский союз служил главным вдохновителем империалистской политики кайзеровской Германии. Союз ратовал за активные германские колониальные захваты, усиление мощи германского военно-морского флота. С течением времени деятели Союза стали выступать за экспансию Германии в Юго-Восточную Европу и на Средний Восток. Полагая, что в этом германском стремлении Россия является конкурентом, Союз причислил её к противникам Германии. Деятельность Пангерманского союза сыграла немалую роль в ориентации кайзеровской политики накануне 1914 года на конфронтацию с Россией.


Планы пересмотра сложившегося геополитического равновесия на Востоке Европы развивались в Германии ещё до официального создания Пангерманского союза и независимо от него. В 1888 году немецкий философ Эдуард Гартман выступил в журнале «Гегенварт» со статьёй «Россия и Европа», в которой проводилась мысль о том, что огромная Россия опасна для Германии. Следовательно, Россию необходимо разделить на несколько государств. В первую очередь, нужно создать своего рода барьер между «Московитской» Россией и Германией. Главными составными частями этого барьера должны стать т.н. «Балтийское» и «Киевское» королевства.


«Балтийское королевство», по плану Гартмана, должны были составить «остзейские», то есть прибалтийские, губернии России, и земли бывшего Великого княжества Литовского, то есть нынешняя Белоруссия. «Киевское королевство» образовывалось на территории нынешней Украины, но со значительным расширением к востоку – вплоть до нижнего течения Волги. Согласно этому геополитическому замыслу, первое из новых государств должно состоять под протекторатом Германии, второе – Австро-Венгрии. При этом Финляндию следовало передать Швеции, Бессарабию – Румынии. Данный план стал геополитическим обоснованием украинского сепаратизма, над разжиганием которого усиленно работали в то время в Вене.



Намеченные Гартманом в 1888 году границы государств, которые предполагалось вычленить из тела России, практически совпадают с границами намеченных в 1942 году планом «Ост» «рейхскомиссариатов» Остланд и Украина.


Было бы преувеличением считать, что идеи немецкой экспансии в Россию до Первой мировой войны полностью определяли мировоззрение правящих классов Германии и Австро-Венгрии. Однако с началом Первой мировой войны эти идеи получили благодатную почву для распространения и завладения сознанием господствующих классов в срединно-европейских империях.


В сентябре 1914 года рейхсканцлер Бетман-Гольвег провозгласил одной из целей начавшейся войны для Германии «по возможности оттеснить Россию от германской границы и подорвать ее господство над нерусскими вассальными народами». То есть почти неприкрыто указывалось, что Германия стремится к установлению своего влияния на землях Прибалтики, Белоруссии, Украины и Кавказа.


В это же время руководство Пангерманского союза подготовило памятную записку кайзеровскому правительству. В ней указывалось, в частности, что «русского врага» необходимо ослабить путём сокращения численности его населения и предотвращения в дальнейшем самой возможности её роста, «чтобы он никогда в будущем не был бы в состоянии аналогичным образом угрожать нам». Этого следовало достигнуть изгнанием русского населения из областей, лежащих к западу от линии Петербург – среднее течение Днепра.



«Пангерманский союз» определил численность русских, подлежащих депортации со своих земель, приблизительно в семь миллионов человек. Освободившаяся таким образом территория должна быть заселена немецкими крестьянами.


С началом 1915 года один за другим немецкие союзы промышленников, аграриев, «среднего сословия» принимают резолюции экспансионистского характера. Все они указывают на необходимость захватов на Востоке, в России. Венцом этой кампании стал съезд цвета немецкой интеллигенции, собравшейся в конце июня 1915 года в Доме искусств в Берлине. На нём в начале июля 1915 года 1347 германских профессоров различных политических убеждений – от правоконсервативных до социал-демократических – подписали меморандум правительству, в котором обосновывалась программа территориальных захватов, оттеснения России на восток до Урала, немецкой колонизации на захваченных русских землях.


Нужно различать, конечно, планы Германии в Первую и во Вторую мировые войны. В Первой это были, действительно, именно планы, не дошедшие до стадии реализации. Не дошедшие, однако, лишь благодаря тому, что Германия не имела в то время возможностей для их воплощения в жизнь. Намеченные к освоению территории нужно было ещё захватить, и мирным договором обеспечить себе безраздельное обладание ими. Даже оккупация этих земель кайзеровскими войсками в 1918 году не давала ещё такой возможности, ибо на Западе продолжалась отчаянная борьба, в конечном итоге неудачная для Германии. Но основы будущей «ост-политики» Третьего рейха намечались и выкристаллизовывались именно в это время. Реализации этих установок в годы Первой мировой войны помешало сначала героическое сопротивление русских войск, потом окончательное поражение Германии. Об этом не следует забывать.



В 1917 году балтийский немец Пауль Рорбах, ставший в Германии в годы Первой мировой войны одним из главных идеологов по «восточному вопросу», выступил с программой будущего «геополитического обустройства» пространств на Востоке. Для характеристики Рорбаха немаловажен тот факт, что он наряду с известным геополитиком Карлом Хаусхоффером был создателем оккультно-научного общества «Туле», которое не без оснований считают одной из лабораторий будущего нацизма.


В своей работе «Наша военная цель на Востоке и русская революция» Рорбах призвал к отказу от политики, «считающейся с Россией как с целым, как с единым государством». Главной задачей Германии в войне должно было стать изгнание России из «всех областей, которые природой и исторически предназначены были к западно-культурному общению и которые противозаконно перешли к России». Будущее Германии, по мнению Рорбаха, зависело от того, чтобы довести борьбу за эту цель до конца.


К отторжению от России Рорбах намечал три региона: 1) Финляндию, Прибалтику, Польшу и Белоруссию, совокупность которых он назвал «Междуевропой»; 2) Украину; 3) Северный Кавказ. Финляндия и Польша должны были стать независимыми государствами под покровительством Германии. При этом, чтобы сделать отделение Польши более чувствительным для России, Польша должна была прихватить при этом земли Белоруссии. Поскольку в 1917 году лозунги аннексии были непопулярны, то Прибалтика, согласно этому плану, должна была остаться в формальной федеративной связи с Россией, но с фактическим правом самостоятельных внешних сношений. Это, считал немецкий идеолог, позволило бы Германии установить в Прибалтике преобладающее влияние.


Особое значение один из основателей общества «Туле» придавал отделению Украины от России. Если Украина останется вместе с Россией, то стратегические цели Германии не будут достигнуты.



Таким образом, задолго до Бжезинского, Рорбах сформулировал основное условие лишения России имперского статуса: «Устранение русской угрозы, если время будет этому способствовать, последует только путём отделения Украинской России от Московской России; или эта угроза вообще не будет устранена».


...

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/za_chto_vojevali_v_pervoj_mirovoj_2010-05-24.htm